НОВОСТИ КОМПАНИИ

12.05.2020

Виктор Гупалов: «В ракетостроении мелочей не бывает…»

11 мая на 85-м году ушел из жизни бывший директор Красноярского машиностроительного завода Виктор Кириллович Гупалов. 45 лет трудового пути он посвятил заводу, на котором прошел все ступени профессионального и карьерного роста — от мастера до генерального директора. В 1986 году Виктору Кирилловичу первому в стране было присвоено почетное звание «Заслуженный машиностроитель СССР». В числе других званий и наград: Заслуженный инженер России, Герой Социалистического труда, лауреат государственных премий, кавалер орденов «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней, два ордена Ленина, орден Трудового Красного знамени, орден «Славы наций».
Мы публикуем последнее прижизненное интервью Виктора Кирилловича по случаю его 80-летнего юбилея корпоративной газете «Машиностроитель» (№№2-3, 2016 г.).


— Виктор Кириллович, 45 лет – это огромный пласт истории предприятия. Вы стали не просто ее свидетелем, но и творцом. Вспомните, пожалуйста, 1960-й год, год Вашего поступления на Красмаш, когда наш завод только начинал освоение ракетно-космической техники.
— Время моей работы на Красмаше я вспоминаю с величайшим удовольствием. В 1959-1960 годах для освоения нового изделия на завод пришли 1000 молодых специалистов из различных технических вузов европейской части страны: Ленинградского Военмеха, Бауманского высшего технического училища, Днепропетровского, Уральского и Томского политехнических институтов, Ленинградского инженерно-экономического института. Мы еще застали реконструкцию производственных мощностей. Меня направили в цех № 23, чем я был чрезвычайно доволен, так как камера сгорания и турбонасосный агрегат – это основные части двигателя, а он – сердце ракеты. Работали мы много и с большим интересом. Поскольку мы были пионерами в области ракетостроения, то нам приходилось не только разрабатывать и внедрять технологии, но и самим устанавливать технологические требования, для того, чтобы выполнить требования конструкции. Мы сами проводили исследования, проверяли и уточняли нормы дефектности. Там, где исчерпывались возможности технологические, приходили к выводу, что нужно корректировать конструкторскую документацию. И к нам конструктора прислушивались, хотя требования КД – это святое. Мы создали симбиоз: конструктор, технолог, мастер, рабочий. Эти четыре специалиста были неразрывно связаны и работали в одном направлении: сделать изделие качественнее, быстрее, экономичнее. Все материалы, применяемые в ракетостроении, очень дорогостоящие, поэтому надо было соблюдать требования по материалоёмкости. В КД были заложены нормы по прочности и надежности, которые мы даже перевыполняли, что позволило продлять срок технической пригодности изделия. Всё это говорит о серьезном интеллекте инженеров и рабочих завода.

— Наверняка было много трудностей при освоении принципиально новой для завода продукции, разработке технологий? Какие вы находили технические решения?
— Трудностей было очень много. К примеру, одна из основных операций при изготовлении камеры сгорания – пайка сопловой части и насадка, которая происходит при температуре 1100 градусов. В то время у нас были большие камерные печи со спиральными нагревателями, которые выдерживали всего лишь 10-12 паек. После этого шел разрыв цепи, печь необходимо было остудить. А времени ждать нет, производственную программу надо выполнять. Остужаем до 200 градусов, надеваем на сварщика 2-3 телогрейки, шлемофон, восстанавливаем нагревательные элементы печи. Столько мороки! Я по специальности инженер-сварщик, задался целью – уйти от камерной печи. Поехал в наш отраслевой НИИ технологии машиностроения, нашел там специалиста, занимавшегося вопросами пайки, предложил ему сделать индукционную печку. Сами изготовили индуктор (ИП-500), в котором достигалась нужная для пайки температура, и который работал без остановок.
Были сложные технические вопросы при фрезеровании стенки сопловой части камеры сгорания. За фрезой шло наволакивание металла, и нужные размеры бороздки не получались. Мы нашли решение – охлаждать фрезу специальной жидкостью, при этом стружка отслаивалась, и наволакивания не происходило. Вообще, на камерах сгорания мы разработали и внедрили очень много новых технологий, впервые освоили электронно-лучевую сварку.

— А были неудачи, нештатные ситуации при отработке изделий?
— Ну конечно. К примеру, при испытании двигателей 8Д514 для ракеты 8К65 мы столкнулись с таким явлением как высокая частота. На первых секундах работы двигателя в форсуночной головке появлялась огромная дыра. Как будто мощным автогеном вырезано. При виде такого приходишь в смятение – что за неведомая сила так изуродовала двигатель?! Всё останавливаем, начинаем искать причину. Она оказалась до банальности проста. Каждая форсунка имеет шнек с винтовой нарезкой. Мы их обрабатывали на фрезерных станках. А потом поступило рацпредложение – с целью снижения трудоемкости сделать эти шнеки катаными. Поле допуска (ширина бороздки винтовой нарезки шнека) стало одинаковым, без разброса, и это стало создавать первичную вибрацию форсунки, частота которой приходила в резонанс с вибрациями камеры сгорания и стенда, что и приводило к разрушению двигателя. Нами были установлены аналогичные причины появления высокой частоты и при испытаниях двигателя 4Д75 для первой ступени ракеты 4К75. Они были связаны с изготовлением и сборкой форсуночной головки камеры сгорания. Для нас это стало хорошим уроком – в ракетостроении мелочей не бывает!

Виктор Кириллович, недавно исполнилось 30 лет со дня принятия на вооружение комплекса РСМ-54. Вспомните, как шло освоение этого сложного изделия?
— РСМ-54 – последняя ракета, созданная Макеевым. Мы начали ее освоение в 1979 году, сдали в 1985-м. Этому предшествовали длительные политические баталии. Тогда на высшем уровне решался вопрос: изготавливать ракеты с твердотопливными или жидкостными двигателями. ЦК КПСС и Минобороны категорически настаивали, чтобы этот комплекс был твердотопливным. А наш завод специализировался на жидкостных ракетах. Точка в споре была поставлена мною после того, как в 1978 году генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев и министр обороны Дмитрий Федорович Устинов побывали на нашем заводе. Они ехали поездом во Владивосток, остановились в Красноярске. Провели закрытое совещание на Красмаше. В совещании также приняли участие секретарь крайкома Павел Стефанович Федирко и секретарь нашего парткома Владимир Трофимович Темеров. Я сделал доклад о работе завода, подчеркнув, что мы достигли высокого качества и надежности жидкостных ракетных двигателей. Надо отметить, что качество двигателей, которые изготавливаются на ракетном заводе намного выше, чем те, что делает специализированный двигательный завод. Ведь мы сами являемся их «потребителями», выявляем замечания при отработке и эксплуатации ракет, принимаем меры к их устранению. Вот вам красноречивые цифры: на РСМ-54 мы достигли 100-процентной успешности пусков. Это подтверждено Министерством обороны и ВМФ. А пусков по планам учебной и боевой подготовки комплексов было много…

— Какие особенности у этой ракеты?
— Ракета РСМ-54 ампулизирована. Первая ступень двигателя находится в баке с горючим, вторая – с окислителем. И поэтому мы должны обеспечить 100-процентную гарантию их герметичности. Не дай Бог, если где-то будет разгерметизация, и окислитель с горючим соединятся раньше времени. Последствия неописуемые! Поэтому конструктора заложили очень высокие требования, а мы, производственники, технологи, эти требования предъявили металлургам.
На ракете РСМ-54 мы применили двигатель КБХА конструкции А.Д. Конопатова. На этом предприятии конструктора и технологи были высочайшей квалификации и большого опыта. В сотрудничестве с ними мы разработали прогрессивные технологии, которые обеспечили качество и надежность этих двигателей.
На РСМ-54 мы внедрили электронно-лучевую сварку (ЭЛС), которой начали заниматься еще в 1963-64 годах, отрабатывая ее технологию на камерах сгорания. Тогда мы варили жаропрочные сплавы, углеродистые стали, медные сплавы, получали очень высокое качество. Если было сомнение, что появился дефект, который не значится в документации, начинали всё сначала: собирали статузел, варили шов, потом его разрезали, делали микроанализ и т.д.
На корпусе РСМ-54 более сотни сварных швов, выполняемых ЭЛС. Для крупногабаритных ДСЕ были построены большие камеры, в которых создавался высокий вакуум. Кроме того, перед сваркой нужно было обеспечить высококачественную механическую обработку ДСЕ и слежение луча по стыку (исключить его смещение). Было много проблем с нормой дефектности, были волосовины, холодный спай и прочее. Мы начали делать контроль ультразвуком, рентгенконтроль, вакуумные и пневмоиспытания. Я взялся за это дело, поверил в него. Внедрять ЭЛС помогали Виктор Петрович Макеев – главный конструктор ракеты, Владимир Николаевич Крюковский – главный сварщик НИИ ТМ, министр Минобщемаша Сергей Александрович Афанасьев. Методом электронно-лучевой сварки можно варить любые толщины и любые металлы. ЭЛС внедрили во всех предприятиях отрасли. Как результат – сроки технической пригодности изделий выросли в 2-3 раза, у нас не было ни одного случая разрушения ракет.
1960-1980-е годы были годами созидания и расцвета Красмаша. Завод развил свои технологии, создал мощную научно-техническую и производственную базу, социальную инфраструктуру, подготовив задел на долгие годы. В конечном счете, это помогло ему сохранить кадры и возобновить выпуск оборонной продукции, выдержав «шторм» 90-х годов, который уничтожил многие предприятия и даже целые отрасли страны.

— Виктор Кириллович, вспомните, каким был Красмаш в пору своего расцвета – в 1970-80-е годы?
— Завод был огромным. Можно сказать, это было «государство в государстве». Численность работников превышала 30 тыс. человек. Для того чтобы создать работоспособный коллектив, нужно было решить все социальные вопросы, дать человеку всё, что ему необходимо для нормальной жизни, физического и духовного развития. Начиная с обеспечения жильем, детскими садами, больницами и заканчивая питанием, развитием спорта, строительством баз отдыха и культурных сооружений. У нас была развита вся социальная инфраструктура. Мы построили много жилья, снесли все бараки военного времени. Под снос бараков я отдал более 7,5 тысяч квартир. Квартиры строились на 2-м, 4-м и 7-м участках, в районе канифольного завода, по улице Мичурина, позже – в Энергетиках и Верхних Черемушках. Были построены 23 детских комбината, школы, больничный стационар сначала на 155, а потом и на 600 коек. У завода была своя гостиница, общежития, стадион. Строительство вела подрядная организация «Сибхимстрой», её руководителем был генерал Штефан Петр Тихонович, главный инженер Панус Вячеслав Иванович. У меня были великолепные отношения с ними.
Мы организовали свое подсобное хозяйство. В Вознесенке построили свинокомплекс на 7,5 тыс. свиней, а в Никольском разводили крупный рогатый скот – более 5 тыс. голов. У нас было более 12 тыс. га пахотных земель под пшеницу и около 20 тыс. га угодий. А в районе Красноярского моря мы имели 44 га охотничьих угодий и базы отдыха «Езагаш».
Ребятишек садиковского возраста мы оздоравливали в детском лагере «Алёнушка». Кроме того, у нас было два пионерских лагеря – «Орлёнок» на 600 мест и «Гренада» на 800. Каждое лето там отдыхали более 7 тысяч наших и городских детей.
Я взял на баланс и провел реконструкцию санатория имени Кирова в Сочи. Каждая красмашевская семья один раз в два года могла туда съездить отдохнуть по путевке на 24 дня. 30 % ее стоимости оплачивал профсоюзный комитет. В то время обычные санатории не принимали отдыхающих с детьми, а я разрешил брать ребятишек с трех лет (до трех лет детям не рекомендуется летать на самолете). Отпускных денег хватало семье на перелет до Сочи и отдых. К сожалению, в 90-е годы Росимущество продало этот санаторий, и все средства (205 млн. рублей) пошли на погашение налоговой недоимки завода. Трудные то были годы – годы развала страны, заводов, выживать всем приходилось в одиночку. А в 70-80-е годы все вопросы – от рождения до погребения – решались на предприятии.

— Вы сами ведете активный, здоровый образ жизни и всегда культивировали его на заводе, развивая и поддерживая различные виды спорта. Красмашевская хоккейная команда «Енисей» имела мировую славу…
— Да, на таком уникальном производстве это просто необходимо. Традиционно мы развивали 15 видов спорта. Каждый мой заместитель отвечал за ту или иную спортивную дисциплину. Лично я курировал альпинизм, хоккей с мячом и вольную борьбу. «Енисей» был заводской командой, я придал ей статус цеха, требовал высоких «производственных» показателей, высокой результативности игр. А как же иначе – Красмаш во всём должен быть лидером! Мы старались обеспечить каждому спортсмену полноценные условия для работы на производстве и для поездок на сборы, соревнования: оплачиваемый отпуск, материально-техническое обеспечение. Спортивное снаряжение и амуниция производились и шились в заводских цехах. Тогда ведь сложно было купить что-то в магазинах. Кстати, наше альпинистское снаряжение было таким же надежным, как и ракеты. Ведь мы испытывали его на статистические и динамические нагрузки, а изготовлено оно было по чертежам наших конструкторов.
Мы организовали на Красмаше спортивную детско-юношескую школу, хоккейную школу, турклуб для трудных подростков «Абатак». Это имело колоссальное воспитательное значение, развития у детей чувства патриотизма. А как болели красмашевцы за свою команду «Енисей»! Гордость за ее успехи побуждала их к производственным победам. Иначе и быть не могло. Коллектив у нас был здоровым – как в физическом, так и в нравственном отношении.
1960-1980-е годы были годами созидания и расцвета Красмаша. Завод развил свои технологии, создал мощную научно-техническую и производственную базу, социальную инфраструктуру, подготовив задел на долгие годы. В конечном счете, это помогло ему сохранить кадры и возобновить выпуск оборонной продукции, выдержав «шторм» 90-х годов, который уничтожил многие предприятия и даже целые отрасли страны.

— Виктор Кириллович, расскажите, как выживал наш завод в 90-е годы, когда много лет не было гособоронзаказа?
— В 90-е годы по политическим мотивам было остановлено производство всей ракетной техники. Еще в 1991 году был подписан Указ Президента РФ Б.Н. Ельцина, согласно которому мы до 2000 года должны были изготовить определенное количество ракет РСМ-54. Однако по непонятным причинам министерство обороны, министерство экономического развития, министерство финансов и Роскосмос не оформляли госзаказ на изготовление ракет.
Завод простаивал по основной тематике. Чтобы свести концы с концами, сохранить технологии и людей, нам пришлось заниматься продвижением на рынок гражданской продукции. Необходимо было загрузить конструкторов, технологов, высококвалифицированных рабочих, производственный персонал. Мы освоили производство термопластавтоматов с усилием смыкания 160, 250 и 400 тонн. Занимались и производством оборудования для мясопереработки: 28 видов техники, на которой можно было делать до 100 наименований различных деликатесов. В то время перерабатывающая промышленность была слабо развита, не хватало оборудования для переработки мяса, молока, сыроварения, хлебопечения. А то, что имелось, было плохого качества. Поэтому мы сами стали проектировать, осваивать и изготавливать его. И даже вышли на мировой уровень – участвовали в выставках в Гонконге и Чехии.
Производство «гражданки» позволило нам сохранить технологии и людей. Однако эти объемы не могли компенсировать объемы основного производства, росли долги завода по уплате налогов. Мои длительные походы «по коридорам власти» всё же увенчались успехом. В 1998 году Главком ВМФ В.И. Куроедов посетил Красмаш. Он дал очень высокую оценку технологиям ракетостроения и принял решение оказать нам помощь в восстановлении производства. С 1999 по 2004 год мы возобновили производство, проведя необходимые установочные испытания деталей, узлов, агрегатов и двигателей. После этого провели летные испытания на трех ракетах, они были положительными. По их результатам правительство РФ приняло решение по открытию госзаказа на РСМ-54 (условное название «Синева») до 2016 года.
Отметим, что ракетный комплекс был принят на вооружение ВМФ 9 июля 2007 года. И до сих пор «Синева» является непревзойденной по энергомассовым характеристикам в своем классе ракет, являясь надежным гарантом мира и национальной безопасности нашего Отечества.

Беседовала Галина Яковлева
АО «Красмаш»

тел.: +7 (391) 264-47-12
факс: +7 (391) 264-48-91
Контакты по направлениям
г.Красноярск, пр. им. газеты Красноярский рабочий, 29
e-mail: kras@krasmail.ru

© Акционерное общество «Красноярский машиностроительный завод» 2012-2020