«МЫ ВМЕСТЕ КОВАЛИ ПОБЕДУ…»

03.02.2020

Воспоминание о годах Великой Отечественной войны бывшей труженицы завода Урбанович Марии Иосифовны

Война началась почти в день моего рождения, 19 июня 1941 года, мне исполнилось 20 лет.
Жила я в Ленинграде, в это время работала и училась. Войну мы – Ленинградцы почувствовали с первых дней. Желание у всех комсомольцев было одно: идти на фронт. Мы группами шли в райком комсомола города с заявлениями. Но просьбы всех не были удовлетворены, так как в городе нужны были силы. Кто ушел ополченцами, все погибли, защищая свой город.
Все население было мобилизовано на укрепление обороны города. Рыли ущелья, траншеи, строили дзоты в дождь, непогоду, под артиллерийским обстрелом. Людей ничего не страшило.
В домоуправлениях были созданы народные дружины, установлено дежурство, и все население (малый и старый) следили за порядком, чтобы не было паники, помогали друг-друг, дежурили на крышах, так как немец бомбил крыши зажигательными бомбами.
Прошел первый месяц войны, положение города становилось все труднее. Враг подступал все ближе к городу, стал наглее бомбить город, но уже фугасными бомбами, которые разрушали не только военные объекты, а и мирное население. 19 сентября разбомбили и наш завод.
В полуразрушенных подвальных помещениях, которые были предназначены для укрытия людей, мы работали, неделями не выходя с завода.
Началась блокада города. Город был окружен со всех сторон и только одна дорога через Ладожское озеро, которую мы звали «дорогой жизни», могла нас поддержать. По ней могли эвакуировать женщин и детей, которые не могли работать и учиться. Школы все были закрыты. Ни света, ни воды, ни хлеба. Людей смерть застигала порой по дороге на работу.
А теперь расскажу, как жила тогда моя семья. У нас было 5 человек. Мы с отцом получали рабочие хлебные карточки - по 250 граммов на человека. Мать как служащая, получала 150 граммов, а на брата и сестру по 125 граммов. Всего на 5 человек получалось 900 граммов и то не каждый день. Хлеб был из всяких смесей, сырой. Так мы его сушили на сухари с тем, чтобы можно было сухарик побольше сосать. Рынка в городе, конечно, не было. По карточкам давали иногда крупу овсяную и пшеничную. 100 граммовый стаканчик крупы – вот и вся мера супа на семью.
Надо признаться, что огромной моей мечтой тогда было поесть досыта гороховой каши.
Брат в возрасте 15-ти лет заболел дистрофией. Младшая сестра чувствовали себя не лучше. Тогда мать с братом и сестрой эвакуировались.
Мы с отцом остались в Ленинграде, отец работал на Балтийском заводе. Он тоже уже был болен. И вот, однажды, возвратясь с работы, я увидела его мертвым.
Что характерно, не было уже ни слез, ни стонов. Люди умирали на каждом шагу. Девочки из моей бригады помогли зашить его в простыни, на санках отвезли его в МОРГ.
А там трупы лежали штабелями. Могил для каждого покойника не копали, а путем взрывов делали огромные ямы и в них хоронили, короче говоря – хоронили в братские могилы.
Я уже говорила, что мы с завода не выходили неделями. Когда же отпускали в увольнение на несколько часов, старались помочь соседям, которые бессильно лежали в холодных квартирах и ждали голодной смерти. Мебель ломали и топили печи, на веревках, на животе спускались в Фонтанке, чтобы набрать двухлитровый бидон воды и напоить горячим напитком больных.
Я работала на заводе приборов вооружения бригадиром оптико-механиком.
Война началась и ко мне в бригаду пришли 10 учащихся ремесленного училища, которых выпустили досрочно. Среди них были Клава Козлова, Валя Жильцова, Юра Обрывченко и другие.
Это были пятнадцатилетние мальчики и девочки. И вот однажды нас с Юрой послали на объект с проверкой. На пути мы попали под обстрел. Рушилось вс. Когда обстрел кончился, я вылезла из под груды кирпича. Отделалась ссадинами и ушибами, а Юра остался без руки и ноги.
Где он сейчас – не знаю.
Всего, что перенесли Ленинградцы за 900 с лишним дней – не рассказать. Город казалось вымер. Но кто оставался жив, каждый был уверен, что Ленинград отстоим и врагу не сдадим.
Прошло двадцать пять лет как кончилась война. В этом году мне удалось встретиться с блокадными сестренками. Приезжала ко мне в гости Валя Жильцова. А в апреле месяце, будучи в отпуске, я встретила в Москве Клаву Козлову, все, конечно, постарели. У всех у нас взрослые дети. У Клавы два сына, а у нас с Валей по две дочки и по сыну.
Сколько радости при встречах было, воспоминаний!
22 апреля, в день 100-летия Ленина, мы с мужем как раз были в Ленинграде, в Кронштадте, как все там снова прекрасно, как счастливо живут люди!
И мое единственное желание, пусть будет это счастье вечно, пусть никогда не будет больше тех страшных и черных дней.

1970
АО «Красмаш»

тел.: +7 (391) 264-47-12
факс: +7 (391) 264-48-91
Контакты по направлениям
г.Красноярск, пр. им. газеты Красноярский рабочий, 29
e-mail: kras@krasmail.ru

© Акционерное общество «Красноярский машиностроительный завод» 2012-2020